Нарративная терапия (англ. 'narrative' - история, повествование)  – это направление в консультировании, основывающееся на идее о том, что жизни и отношения людей формируются в процессе социального взаимодействия.

Нарративный подход в психотерапии появился в 80-х годах 20-го в., в ходе сотрудничества австралийца Майкла Уайта и новозеландца Девида Эпстона. В настоящее время сообщества нарративных терапевтов существуют более чем в 40 странах мира; Нарративные идеи и методики применяются в различных сферах – в индивидуальном консультировании,  работе с семьями работе в школах , при  проведении примирительных программ  с подростками и взрослыми,  в экстремальных ситуациях , – и диапазон применения неуклонно расширяется.

 Этот подход основывается на представлении о том, что мы осмысливаем и строим жизнь на основе историй, которые рассказываем друг другу и самим себе.

 Одна и та же история может быть пересказана с разных точек зрения, и то, как это будет сделано, повлияет на восприятие, оценку происходящего и дальнейшие действия человека. Личные нарративы вписываются в контекст широких историй нашей культуры.

В каждой культуре существуют доминирующие представления о реальности, которые влияют на наши жизни. Такие широко распространённые представления называются дискурсами. Дискурс - это система слов, действий, правил, убеждений и общих ценностей. Любой дискурс задаёт какое-нибудь определённое миропонимание.

В нарративной терапии выявляются такие системы представлений о реальности (т.е. дискурсы), которые негативно влияют на жизнь человека и поддерживают проблемные истории идентичности или отношений. Отнесение проблем к определённому дискурсу помогает  увидеть людей отделёнными от тех проблем, которые они испытывают.

Нарративная терапия иногда упоминается как использующая «пере-создающие» или «пере-рассказывающие» беседы. Как полагают, истории являются центральным понятием нарративных способов работы.

Истории, которые есть у нас про наши жизни, созданы соединением определённых событий вместе в особой последовательности во временном интервале, и нахождением способов их объяснения или ощущения. Это значение формирует сюжет истории. Мы даём значение нашему опыту точно так же, как мы живём нашими жизнями. Нарратив как нить, сплетающая события вместе, формирует историю.

Многие истории существуют одновременно, и разные истории могут быть рассказаны об одном и том же событии. Ни одна история не может быть свободной от неопределённости или опровержения и ни одна история не может вместить или управлять всеми случайностями в жизни.

Истории также могут относиться к индивидам и/или к сообществам. Могут быть семейные истории и истории взаимоотношений.

Человек может иметь историю о себе как об успешном и компетентном. Одновременно он может иметь историю о себе как о «неудачнике в начинаниях» или как о «трусе» или как о «недостаточно решительном». Семьи могут иметь истории о себе как о «заботящихся» или «шумных», «рисковых» или «дисфункциональных» или «закрытых».

Некоторые истории, имеющиеся у нас относительно наших жизней, будут иметь позитивное влияние, и некоторые истории будут иметь негативное влияние в прошлом, настоящем и будущем.

Значения, которые мы даём этим событиям, происходят во временной последовательности и не происходят в вакууме. Всегда есть контекст, в котором эти истории формируются. Этот контекст способствует интерпретациям и значениям, которые мы даём событиям. Контекст пола, класса, расы, культуры и сексуальных предпочтений сильно влияет на сюжет историй, которые мы проживаем.

Таким образом, представления, идеи и практика культуры, в которой мы живём, играет большую роль в смыслах, приписываемых нами жизни.

Позиция терапевта в данном подходе - децентрированная и влиятельная. Это означает, что в центре разговора - клиент, его ценности, знания, опыт и умения. Терапевт своими вопросами может преумножать возможности и создавать пространство для прославления различий. Терапевт умеет определенным образом задавать вопросы, но он не является экспертом по тому, в каком направлении и каким образом человеку следует двигаться в жизни. Человек сам является экспертом по собственной жизни. Поэтому нарративный терапевт (или «практик», как многие из них предпочитают себя называть) не навязывает тому, кто обратился за помощью никаких методов, которые сам считает правильными. Скорее, терапевт постоянно просит его выбрать из нескольких возможных альтернативных направлений развития беседы тот, который больше всего подходит, представляется наиболее интересным, перспективным и полезным. В результате человек укрепляет контакт с тем, что для него важно в жизни - с ценностями, принципами, мечтаниями и добровольно взятыми на себя обязательствами, воплощаемыми в предпочитаемых историях его жизни.

Цель нарративной терапии - создать пространство для развития альтернативных, предпочитаемых историй для того, чтобы человек почувствовал себя способным влиять на собственную жизнь, в большей степени автором предпочитаемой истории своей жизни и стал бы воплощать ее, привлекая и объединяя «своих» людей в сообщество заботы и поддержки.

Основная форма работы в нарративном подходе - пересочинение истории, воссоздание авторской позиции (re-authoring) посредством вопросов, направленных на развитие «хорошей» истории. С литературной точки зрения хорошая история - это такая история, в которой персонажи и события описаны насыщенно, а не тонко (через описание поступка, а не называние качества); есть описание с разных точек зрения; отражены не только действия героя, но и его намерения/переживания/ценности и пр.; имеются бреши и пробелы в изложении сюжета - чтобы читатель мог достраивать сам. В рамках устной культуры «хорошая» история ориентирована на конкретную аудиторию и вызывает у нее резонанс, создавая общее переживание; вовлекает слушателей и влияет на них; помогает хранить знание о важном; реорганизует знакомое и привычное так, что становится возможным знать нечто новое.

Основные приемы нарративного подхода: 
1) экстернализация (вынесение проблемы вовне); 
2) деконструкция (осознается, исследуется и опротестовывается попытка других людей и сообществ быть автором истории данного человека); 
3) восстановление участия (re-membering: состоит в том, что к работе (реально или виртуально) привлекаются другие люди и персонажи, дающие дополнительную точку зрения на человека и его историю, чтобы создать сообщество поддержки для предпочитаемой истории); 
4) работа с внешними свидетелями (церемония признания самоопределения или соприкосновение жизней общими темами - особый способ продвинуть развитие сюжета предпочитаемой истории. Слушателей истории расспрашивают о том, что у них отозвалось, какой образ протагониста, его ценностей, намерений и умений создался и т.д.); 
5) написание писем, создание летописей, памяток и грамот; 
6) развитие сообществ (в т.ч. виртуальных).

Нарратив, как и любые другие карты или модели (например, семейная система, кризис развития, дифференциация, психическое расстройство, самоактуализация и т. п.) всего лишь направляющая метафора для работы с людьми, которые обращаются психологам.